НЕРОН

Режиссер-постановщик – Ара Ернджакян

Премьера состоялась 08.10.1986 г. в г. Ереване

“Нерон” – интеллектуальный, философский спектакль.

Судебный процесс, неограниченная власть, жестокость современного сознания.

Действия разыгрываются на сцене, напоминающей арену цирка, где император Нерон задумал сыграть Спектакль, главными героями которого станут он и его учитель – философ Сенека.

Здесь же, в клетке сенатор Антоний Флавий, который полностью утратил былое могущество и теперь напоминает облезлого старого мерина и его рабы, которые благодаря метаморфозам Тирана превращаются то в его брата Британика, то в его жену, то в мать, то в любовницу…

Судьей этого своеобразного представления должен стать Диоген из бочки, которому в конце спектакля выпадет “великая честь” быть распятым, подобно Прометею, вместо Сенеки.

В этой фантасмагории, где мертвые оказываются живыми, а живые – мертвыми, самое большое безумие это то, что “величайший гуманист воспитал величайшего убийцу”.

1987 – Ленинград, во Дворце культуры им. Дзержинского, Сбор от 4 спектаклей,  

           сыгранных в Юсуповском театре г. Ленинграда, был передан на реставрацию             

           Ленинградского Дворца Культуры – памятника культуры 18-го века.

1987 – Рига (Латвия), Киев.

1987 – Ереван, на Всесоюзных творческих встречах “Театр и время”.

1987 – Ереван, Фестиваль Русской драматургии.

1987 – Москва, Фестиваль молодежных театров.

2003 – Киев, 5-й Международный театральный фестиваль “Киев Травневый”.

2003 – Ереван, Первый Международный театральный фестиваль “HIGHFEST”.  

           Удостоился высшего приза “Золотой глобус”.

2006 – Челябинск, 9-й Международный театральный фестиваль “КАМЕРАТА’06”.   

           Диплом участника фестиваля и специальный приз жюри.

ПРЕССА

 

“Театр времен Нерона и Сенеки”… Комедия жизни, которую  решил поставить и сыграть Нерон, заставляя участвовать в ней своего учителя Сенеку. Хотя, по сути, все это больше напоминает судебный процесс, обставленный в форме  театрального действа. И на этом процессе обвинителем выступает зло. Зритель окружает манеж, он везде, даже на сцене, а актеры в квадрате, в самом центре, на единственно освещенном пятачке. Надо отметить смелость авторов постановки, не побоявшихся пустить зрителя к себе в “тыл”. Из пьесы полностью выключена  тема заговора Сенеки. Заговора против тирана Нерона. Сенека виноват перед самим собой, перед человечеством, ибо опаснее не тот, кто делает, не разумея, а тот, кто, разумея, ничего не делает. Вот главный акцент пьесы, спектакля.

Особо хочется выделить роль Нерона. Трудно описать все нюансы тонкой психологической игры Георгия Амирагяна…, с каким поразительным чувством меры актер балансирует на грани психологизма и эксцентрики”.

М. Дилоян, “Лицом к лицу”, “Комсомолец”, 1986

 

“Экспрессивная напряженность действия – одна из отличительных черт режиссуры А. Ернджакяна, активно протестующей против плоского жизнеподобия на сцене, особенно ярко выразилась в спектакле “Театр времен Нерона и Сенеки” по пьесе Э. Радзинского, страстном обвинении конформизма, социальной инертности, волей или неволей поощряющих зло”.

С. Межирова, “Киевская правда”, 1987

 

“На спектакле “Театр времен Нерона и Сенеки” зритель  боится громко вздохнуть, чтобы не разрушить ритм действия — гротеска, стремительно проносящегося по сцене, пронизывая зрительный зал.

Это спектакль о социальном и нравственном равнодушии, пытающем тиранию, о лицемерии и безразличии, о цинизме и умении выискивать оправдание самым неприглядным поступкам. И о том, что недостойные цели рано или поздно обернуться против личности, их упорно преследовавшей…

Действие  развертывается как бы в клетке для хищников. Метафора, определяющая строй спектакля, дается зримо: сцена — это уменьшенный контур железной клетки, куда поочередно входят действующие лица, разминаясь, словно борцы на ринге, они “играют всерьез комедию жизни” так, будто можно еще раз проиграть течение истории. Будто их с запозданием пробудившаяся совесть способна изменить ход событий.

Императора Нерона играет Георгий Амирагян, вызывающий неподдельный ужас каждым своим жестом, каждой улыбкой — столь откровенно циничной, ледяной.

После этого спектакля в “Книге добрых отзывов” появилась запись: “Молодцы, ребята, сдаюсь!..” Она принадлежит известному кинорежиссеру Д. Кеосаяну, долго не принимавшему принцип Камерного театра”.

Н. Старосельская, “Молодцы, ребята, сдаюсь!..”, “Литературное обозрение”, 1987

 

“Авторы “Нерона” сделали сильно интеллектуальный и чрезвычайно философский спектакль, пытаясь построить большую метафору величайшего человеческого порока и вместе с тем кризиса современного сознания. Метафоричная сценография свидетельствует об этом. Металлическая конструкция, клетка – а дальше, кого, куда заведут ассоциации. Римский театр. Колизей. Императорский зверинец. Империя зверей. Внутри клетки – помост. Эшафот. Лобное место…”.

С. Мелоян, “Театр времен Нерона и Монмартра”, “Республика Армения”, 1995

 

“Вечная тема “Нерона”  всегда привлекала интеллектуального зрителя. Театр вновь предлагает совершенно иную версию — не традиционную. Во время гастролей спектакль смотрел сам автор — Э. Радзинский, который отметил, что такой постановки еще не встречал…

Этот спектакль имеет право на существование. Актуальная тема. И сегодня фабула пьесы весьма интересна. Это своего рода дань исполнителю главной роли Георгию Амирагяну, сыгравшему Нерона на самом высоком уровне.

Скупое освещение сцены. Вместо типичных декораций времен нероновского Рима мы видим железную конструкцию, напоминающую клетку. Всего 6 действующих лиц. Все персонажи в постоянном движении. Создается впечатление, что фигура Нерона несколько доминирует над остальными… Но это на первый взгляд. В действительности все актеры несут на себе идейную нагрузку, т. е. “эпизодников” в спектакле нет.

Постановка отличается своей компактностью, но и вместе с тем она идейно насыщена. Прекрасная игра Г. Амирагяна  создает целостный образ противоречивой фигуры Нерона.

Основной конфликт развивается между императором и его учителем Сенекой. Великий римский философ недоумевает, как мог его воспитанник стать воплощением порока. Нерон же говорит о несостоятельности его философии… Здесь режиссер нашел интересное решение — он посадил Сенеку в инвалидную коляску, тем самим как бы подчеркнув его немощность. Ключевым моментом спектакля является  финал, где молчавший до этого Диоген, наконец, произносит свои первые слова. Он говорит о вечности, о всеобщей любви, о доброте… Видимо в интерпретации Ернджакяна Диоген сам Христос или его воплощение. Если Нерон довольно легко справляется с философией Сенеки, то простые идеи Диогена ставят его в тупик.

Бесспорно, что спектакль представляет немалый интерес в первую очередь благодаря оригинальной постановке А. Ернджакяна и блестящей игре Г. Амирагяна”.

В. Назаретян, “Великий Кесарь вернулся”, “Республика Армения”, 1995

 

“Камерный вновь порадовал свою аудиторию премьерой. На сцене театра появился Нерон, или, если быть точнее, “Театр времен Нерона и Сенеки” Эдуарда Радзинского. Впрочем, это уже вторая премьера спектакля. В первый раз театр поставил его гораздо раньше — семь лет назад. И тогда помнится, был грандиозный успех, как в Ереване, так и в Москве. Даже сам Эдуард Радзинский отметил оригинальность трактовки своего произведения, о чем “камеристы” узнали из телеграммы, присланной автором в Ереван.

И это при избалованном и тертом московском зрителе, неоднократно видевшего этот спектакль с Арменом Джигарханяном в главной роли.

Но, несмотря на это, ценителями Мельпомены не менее восторженно была встречена и игра Георгия Амирагяна, который создал весьма оригинальный образ одиозного римского императора.

И вот спустя 7 лет автор постановки Ара Ернджакян решил вновь вернуться к этой пьесе. Вроде бы вполне можно было просто ее вернуть в репертуар. Однако театр решил взглянуть на пьесу по-новому, и в итоге родился несколько иной спектакль, премьера которого и состоялась на прошлой неделе.

Что было примечательным или, скорее, любопытным? Одну из ключевых ролей — учителя Нерона Сенеки — и вовсе никто не исполнял. Разумеется, сам Сенека присутствовал, но воплощал его не кто-то, а “что-то” — не то чучело, не то кукла, сделанная из тряпок, папье-маше и прочих подручных материалов.

Но недвижный и безмолвный Сенека выглядел, наверное, еще более убедительно, ибо, согласитесь, иногда молчание бывает более красноречивым, чем произнесенное слово. Скажем, в случае с Нероном, который не терпел никаких возражений, и необузданность которого была способна убедить сенат принять самые невероятные и маразматические решения, сами слова убеждения теряют всякий смысл. В конце концов, к чему привело учительство Сенеки?

В итоге, несмотря на самые благие намерения, воспитал-то он мерзавца и убийцу, роль которого вновь блестяще сыграл Георгий Амирагян. Ему удалось создать сложный образ человека, душа которого вмещает, кажется, все противоречия мира. На сцене вереницей проходят множество ипостасей римского императора – Нерон — изверг, деспот, безумец, рассудительный человек, послушный ученик, любящий сын, хладнокровный убийца…

Иногда все эти образы сливаются в одну зловещую маску, имя которой Нерон. И только изредка в глубине сцены, из бочки доносился глухой голос… Диогена, говорящего о милосердии и всеобщей любви…

А еще в этот день зрителю предстояло узнать две любопытные новости.

К большой радости Камерного, соответствующие государственные инстанции наконец-то решили помочь театру. Так, уже очень скоро, согласно распоряжению столичного градоначальника Роберта Назаряна, в театре начнется ремонт. Что же примечательно в этой новости? Дело в том, что за 20 лет существования Камерного, государство впервые выделяет достаточную сумму на благоустройство театра. Ведь до этого театр сам вынужден был изыскивать средства на решение подобных проблем. Но в этом году “камеристам”, кажется, везет. По словам Ара Ернджакяна, уже достигнуто соглашение о том, что в августе Камерный поедет на гастроли в Нью-Йорк, и гастролировать будет не где-нибудь, а на самом Бродвее. То есть Камерный станет первым армянским театром, выступившим на легендарной улице мюзиклов”.

В. Назаретян, “Нерон – 7 лет спустя. И еще о том, что наших “камеристов” ждет Бродвей”, “Республика Армения”, No 27 (154), 09.04.2003

“В блестящем исполнении Г. Амирагяна пьеса “Нерон” достигает удивительной концентрации энергетики и держит зрителя в беспокойном напряжении”.

С. Мелоян, “Come to the Cabaret”, “Новое Время”, 2003

 

“Создатели “Нерона” предлагают  субъективные размышления на тему тирании и диктаторства, взаимоотношений общества и власти. В спектакле есть свой стиль и эмоциональная наполненность. Он идет на одном дыхании, не разбиваясь на куски. Режиссерски он сделан умно и тонко. Постановка изумительно изобретательна: используемые пространственные отношения, лаконическое оформление, музыка – создают нерв спектакля…

Спектакль строг и почти капризно свободен.

…Персонаж Амирагяна зловещ…, от его взгляда веет недоброй силой, каждый жест его дышит скрытой угрозой, он несет в себе разрушительную энергию, сеет смерть. В его исполнении Нерон кажется больным и жестоким, трепетно-настороженным и беспощадным…”.

Н. Гомцян, “Дерзкий, остроумный, веселый…”, “Голос Армении”, 15.07.2003

 

“Так выкладываться, как исполнитель главной роли Георгий Амирагов, позволяют себе немногие. Он начинает с очень высокого напряжения и в таком режиме ведет весь спектакль. Не включиться в поле его мощной энергии просто нельзя.

…Спектакль увлекает изяществом формы, четкостью сценического почерка, уверенным профессионализмом постановщика спектакля – Ара Ернджакяна”.

И. Моргулес, “День монологов”, “Южноуральская панорама”, 07.10.2006