МИСС ПРЕИСПОДНЯЯ, АДСКАЯ КОМЕДИЯ

Автор пьесы и режиссер-постановщик – Ара Ернджакян

Премьера состоялась 21.12.2001 г., в г. Ереване

Комедия, действительно, адская, ибо действие ее стремительно разворачивается в пылающем аду, где многочисленные грешники варятся в кипящих котлах, но где не хватает мазута для поддержания огня. Здесь господствует воровство, местничество, коррупция. Все проблемы приватизированного ада, призван оперативно решать ее президент – Сатана. Что делать, что предпринять? Решение приходит неожиданно – поступает предложение: провести конкурс “Мисс Преисподняя”.

“Спектакль “Мисс Армения, адская комедия” своими героями и драматургией представляет те события, которые развернулись вокруг конкурса красоты и элегантности “Мисс Армения”.

Л. Багдасарян, “Армянское Время”, 25.12.2001

“Но почему же здесь так тяжело и гнусно? На этот вопрос пытается ответить один из героев спектакля (Г. Багдасарян), безоговорочно обвиняющий в этом лилипутов, тех, кто от зависти и желчи готов пойти на воровство, и не только мазута и прочих прибыльных благ, но и конкурсов…”.

Е. Галоян, 2001

“Вместо того чтобы подавать судебный иск, Ернджакян решил представить иск творческий, и в итоге получился спектакль-памфлет. Со свойственной Камерному иронией и фантазией, действие спектакля перенесено в преисподнюю, где руководство одного ведомства решает провести конкурс красоты “Мисс Преисподняя”.

Не ошибусь, если скажу, что по своей значимости, оригинальности и творческому потенциалу спектакль можно сравнить с другой постановкой Камерного – “Господа…”, которая в свое время стала знаковой для поклонников этого театра”.

“Что может быть общего между мазутом и конкурсом “Мисс Армения”? Вопрос, поверьте, не из праздных, и уж вовсе не в адрес “Армянского радио”. Впрочем, подобное сочетание, возможно, вдохновило бы самого Дали, если бы…

…Если бы руководитель Камерного театра Ара Ернджакян сам бы не взялся реализовать эту идею в своем новом спектакле “Мисс Армения — безбожная комедия”, действие которого происходит ни где ни будь, а в аду. Замысел, надо сказать, возник далеко не случайно. Во всяком случае, с высокой долей вероятности можно утверждать, что своим рождением спектакль обязан Министерству культуры или, скорее, принятому со стороны вышеназванного ведомства акта о “национализации” права на проведение конкурса “Мисс Армения”, которое, как вы помните, ранее принадлежало Камерному театру. Говоря проще, вместо того, чтобы подавать судебный иск (а подобное развитие конфликта между министерством и Камерным театром могло бы иметь место), г.-н Ернджакян решил представить иск творческий, и в итоге получился спектакль-памфлет.

Итак, что может связывать мазут и конкурс красоты? Со свойственной Камерному иронией и фантазией, действие спектакля перенесено в преисподнюю, где руководство одного ведомства решает провести конкурс красоты “Мисс Преисподняя”. Однако, дела в аду идут, скажем так, из рук вон плохо — экономика трещит по швам, коррупция, бюджетный дефицит, энергетический кризис, недопоставка столь необходимого здесь мазута, который к тому же и воруют. А тут еще, совсем некстати, поступает очередная партия грешников-армян, числом 150 душ (число мест в зрительном зале), для которых не хватает котлов и топлива, словом… Сатана разрывается на части и не знает, как вывести свое хозяйство из коллапса. Даже принимается совсем нестандартное решение — отправить вновь прибывших обратно на землю, но не тут-то было — грешники отказываются возвращаться. И тут Сатане предлагается провести конкурс красоты — что-то вроде пира во время чумы.

И все же, почему все так плохо в аду? А ведь могло быть и лучше, размышляет один из героев спектакля, если бы не эти лилипуты. Кто они — эти маленькие людишки, опутавшие своими неблаговидными делами всю преисподнюю? Они приходят в бешенство, когда у кого-то что-то хорошо получается. А поскольку они сами ничего не умеют, то им остается только воровать, причем в открытую, и без зазрения совести. Они крадут мазут, присваивают чужие конкурсы… И все ради того, чтобы удовлетворить свои огромные — не под стать росту — амбиции. Это все о лилипутах, которые, впрочем, всем заправляют в преисподней и от которых, в конечном счете, зависит, кто будет признан самой красивой девушкой владений Сатаны.

Не ошибусь, если скажу, что по своей значимости, оригинальности и творческому потенциалу спектакль, пожалуй, можно сравнить с другой постановкой Камерного — “Господа…”, которая в свое время стала знаковой для поклонников этого театра. Вместе с тем, надо полагать, новая работа Камерного имеет все шансы стать именно тем катализатором, что поможет театру пополнить свой репертуар новыми спектаклями, которых так долго ждали его поклонники. И как знать, может Министерство культуры, заботясь о фанах Камерного, преднамеренно освободило Ара Ернджакяна от столь утомительного и, главное, отнимающего уйму времени дела, как организация конкурса красоты, дабы он занялся, наконец-то постановкой новых спектаклей”.

В. Назаретян, “О мазуте, лилипутах, красавицах и преисподней…”, “Республика Армения”, No 42, 28.12.2002